Белый парус.

И снова, здравствуйте!

В наших шахтерских краях находился санаторий. Очень хочется верить и надеяться, что и сейчас он функционирует. Какого профиля? На этот счет мое детское любопытство не проявляло к этому вопросу никакого интереса. Скорее всего — общеоздоровительный санаторий. Но, в глубине души, я гордилась одним только его существованием. Гордость, что он есть в твоих краях, рядом, где-то там, за буграми — ого, как распирало душу.

Мое детское понимание делило мир на хорошее-плохое, доступное-недоступное. И вот к хорошему и недоступному, для себя и нашей семьи, я относила много чего, в том числе и отдых на море, курорты, санатории. А тут свой санаторий, можно сказать — доморощенный. Но наша семья не имела к нему ни малейшего отношения.

И тут представился мне случай не только заочно и абстрактно знать, но и воочию увидеть то, чем я в душе гордилась. Мамина подруга пригласила маму составить ей компанию, на один день, в этот самый санаторий.

День выдался, для начала осени, холодным: очень ветреным, пасмурным, иногда переходящим в моросящий дождь. Но несмотря на столь прохладную погоду, мама одела меня в единственно — нарядное,  выходное, летне -легкое платьице. Оно было сшито из капрона белого цвета с большим бантом на поясе. Обычно такие платьица  одевают девочкам на утренники под елочку. Вобщем, я в нем смотрелась новогодней пышной снежинкой. В такой наряд я была одета, видимо, по причине не очень густого, для меня, выбора торжественно-праздничных мероприятий.

Память моя не сохранила от той поездки ничего того, что моя фантазия нарисовала и чего я не увидела в действительности.  А вот маму, бегущую ко мне с распростёртыми руками и широко открытыми от ужаса глазами, моя детская память сфотографировала, как отпечатала.

Не оправдав свои ожидания в такую не курортную погоду, я решила хоть ноги окунуть в водичку. Этого было достаточно, чтобы с крутого бетонного берега, покрытого скользким и сплошным  илом, вмиг оказаться мне в холодной воде. От страха и холода я, казалось, кричала, но себя не слышала. Осознав, что меня рядом нет, мама оглянулась. Мама ко мне бежала, нет не бежала — она летела. Она летела к маленькому белому парусу, уже далеко уносящего меня ветром от берега. Мы уже вдвоем беспомощно барахтались в холодной воде. Подталкивая меня в сторону берега, мама вдруг поплыла, а может и не поплыла, но смогла держаться на воде.

Еще долгим напоминанием о санаторной водно-холодной процедуре мне служило мое спасительное капроновое белое платьице, в нужный момент превратившись, с помощью ветра, в белый парус держащий меня на воде.

Реклама
Запись опубликована в рубрике о жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s