Счастье луковое

И снова, здравствуйте!

Не только сейчас, во время мирового финансового кризиса и пошатнувшейся экономики, люди срываются со своих обжитых мест и колесят по стране и миру в поисках хлеба насущного — работы. Но и в то, мое далёкое детство, уже тогда,  далеко не всем в нашей стране жилось сладко.

По соседству, в километрах шести от нашего поселка, располагался, у самого подножия шахты, другой шахтёрский посёлок. Разделяла наши селения областная автострада по обе стороны которой простирались поля. На этих полях колхозники сеяли сельхозкультуры, каждый последующий год меняя ее разновидность. Вобщем, в то время, поля не простаивали, а приносили по осени обильные урожаи. Вот на одном из таких полей, которое было от нас по другую сторону областной автострады и которое находилось ближе к соседнему поселку, весной поселились приезжие люди. Да, поселились прямо на поле — они взяли его в аренду. Поле было поделено на участки по количеству приехавших семей. Первым делом люди обустроились: каждая семья выкопала себе землянку.  Она представляла собой углубление в земле в рост человека. Стены землянки оббили — обклеили бумагой и газетами,  местами — всевозможными тряпками. Вход в землянку закрывался тканью потяжелее, в некоторых — одеялами. Поверх такого строительного шедевра, насыпался земляной холм, видимо, для стека дождевой воды. Перед входом был своеобразный дворик — это хорошо утоптанная ногами земля. Здесь же лежало по пару деревянных  бревен, а между ними — квадратом четыре кирпича, поверх которых лежали железные прутья. Это была печь. На ней варилась немудреная однообразная пища.

На отведенных участках земли, арендаторы посадили очень важный и нужный человеку овощ — лук. Жители близлежащих поселков, с целью дополнительного заработка, потянулись к трудолюбивым арендаторам-корейцам на прополку лука. Вечно финансово-страждущая наша семья не была исключением.

Помню, как мама, предлагая наш с сестрой детский труд, получала отказ за отказом, подходя поочередно к каждому хозяину участка, поделенного поля. Отказ был из-за меня, так-как я была мала не по годам для таких работ. Догадавшись прибавить мне  пару лет, мама определила нас с сестрой к хозяину самого крайнего участка. Нам с сестрой выдали орудия труда — тяпки, но уменьшенные в размере разов в пять от обычной, нашей домашней, той, которой мы обрабатывали свои огороды. Технология обработки лука от сорняков предусматривала «кланяться» этому овощу. Поэтому тяпали мы луковые рядки, стоя на коленях. В таком положении мы с сестрой, да и другие работники, проводили дни напролет в поле под палящим солнцем с утра и до вечера. Утро для нас начиналось очень рано. Мама, идя на свою работу, в  промтоварный магазин, спешила пораньше завести нас на поле и подогнать нам работу, то есть помочь нам, своим детям. Рядки лука были длинные: от землянки и до края поля у горизонта.

Рядом с жилищем наших хозяев была землянка молодой пары. Они так же, с утра и до позднего вечера, находились на прополке своего участка. Каково же было наше удивление, когда однажды кто-то из нас услышал изнутри их землянки писк — это был ребенок, мальчик четырех месяцев. Никто из нас даже и не догадывался о его существовании. Он был настолько тихим, не требовательным и не прихотливым к бытовым условиям, что его родители отказывались от, предлагаемой взрослыми, помощи.

Еду, на кирпично-походной плите, начинала варить с утра сама хозяйка. И так как она тут же уходила на прополку очередного рядка, то чаще всего, продолжал еду варить тот, кто первым, в обратном направлении, дойдет свой рядок, то есть окажется у землянки и естественно у плиты. Нет, мы не претендовали на обед, у каждого работника был свой тормозок. Свои кулинарные услуги мы все, от мала до велика, оказывали своим работодателям от чистого сердца. День для нас за работой проходил быстро, весело, шумно, с шутками и смехом.   А вечером, в лучах уходящего солнца, мы с сестрой, еще издалека, видели фигуру нашей мамы в крепдешиновой, оранжево-выцвевшей с годами кофточке, снова спешащую к нам. Уходя домой после трудового дня, мы каждый раз с сестрой получали приглашение: «Приходите завтра».

А вот заработок для нас отложили до сбора урожая. В тот год уродил лук на славу: крупный, сочный, чистый, сухой. Мы с сестрой были единственными работниками, проработавшие у наших арендаторов с начала сезона и до сбора урожая.

В один из дней, наши домашние закрома заполнились нашим долгожданным, остро-сочно пахнущим заработком. Весной мама конвертировала на рынке его в рубли по ценам, превышающим прошлогодние сезонные цены в несколько раз, чему наша семья, вечно финансово-страждущая, была несказанно рада.

Реклама
Запись опубликована в рубрике о жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s