Маленькие пернатые

И снова, здравствуйте!

Порой  меня посещают мысли небольшого разочарования и сожаления, что мои внуки и их сверстники сегодняшнего времени, не имеют того утешительного островка памяти, куда порой возвращаюсь я в особые минуты жизни своей. Этот островок называется — отчий дом. Это не здание дома, это целый мир особых отношений ко всем и со всеми, что  окружало меня в детстве.

Много времени, особенно дошкольного, я проводила у своей бабушки, маминой мамы, жившей в километрах десяти от нашего поселка.  Жила моя бабушка на краю улицы в доме, а вернее сказать в сельской хате. Хата представляла собой неказистое длинное, приземистое сооружение, покрытое черепицей. Через проселочную дорогу от хаты, соседствовала большая мельница районного масштаба, обнесенная высоким каменным забором.

На мельницу свозили с колхозов и частных подворий зерно и семена подсолнуха,  выращенные на урожайном украинском черноземе. Зерно перемалывалось в муку,  семена подсолнуха -в ароматное  постное масло. Труд на мельнице был чрезвычайно тяжелым. Моя тетя, мамина младшая сестра, взвалив мешок себе на спину, вместе со своими такими же работниками, бывало разгружала за смену не одну машину зерна. Женщины выполняли все тяжелые работы наравне с мужчинами.

Рядом с мукомольным цехом, находился маслобойный цех, в котором труд был не менее тяжелый, а температура в нем была не холоднее африканского солнца. Но труд стоил того — масло получалось цвета янтаря с несравненно- ароматным запахом.

Шелуха от семечек выбрасывалась на задворки мельницы. Ее было так много, что мы кувыркались в ней, зарывались в нее, обсыпались ею. Вот на эту шелуху и слетались голуби со всей округи. Руководство предприятия соорудили голубятни на территории  мельницы, где голуби разводились-размножались и вели свою голубиную жизнь. Но не из-за большой любви к маленьким птичкам, начальство мельницы проявляло такую заботу о них. По случаю великих, и не очень, праздников, по случаю приезда большого, и не очень, начальства, а часто и без особого повода, шла ловля голубей.

Вечером, когда уже совсем стемнеет и голуби слетятся на ночлег в свои насиженные места — перекрывались все затворки, все входы и выходы для голубей.

Утром, просыпаясь, я заставала свою бабушку за работой: возле нее стоял шевелящийся «живой» мешок, из которого она поочередно доставала голубя. Она исправно брала его одной рукой за тельце, а второй, так-же исправно, легким и быстрым движением руки откручивала ему голову. Все, что оставалось от птички -летело к ее сородичам в таз с горячей водой.

Вкусно приготовленный голубиный обед, видимо, очень приходился по вкусу заказчикам, так-как шевеляще-живые мешки,  просыпаясь, частенько встречала я по утрам.

В  такие моменты, мое детское сердце трепетало от жалости к маленьким беззащитным пернатым. Я, тайком от бабушки, одну за одной доставала из мешка его содержимое и выбегая на улицу — разжимала руку.

Реклама
Запись опубликована в рубрике о жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s